Эпидемиолог Александрин: COVID-19 в условиях войны добавил одну проблему. Интервью

3 минуты
23,0 т.
Эпидемиолог Александрин: COVID-19 в условиях войны добавил одну проблему. Интервью

Война России против Украины стала темой номер один, вытеснив на второй план все остальные вопросы, в том числе и коронавирус. Но инфекция не исчезла 24 февраля. COVID-19 продолжает циркулировать в Украине, вызывая заболевания.

Сегодня украинцы практически не обращаются за медицинской помощью в случае ковида, статистика заболеваемости не ведется. Но в реанимации по-прежнему попадают тяжелые больные. Новая угроза распространения COVID-19 возникла в лагерях для беженцев.

Такое мнение в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL высказал врач-эпидемиолог, основатель NEGIC, глава ОО "Инфекционный контроль в Украине" Андрей Александрин.

Видео дня

Из-за войны мы забыли о коронавирусе. Такое впечатление, что 24 февраля в Украине закончилась эпидемия. Но ведь это не так? Что с заболеваемостью сейчас? Что с заполненностью больниц?

– Если кратко – коронавирус сейчас никто не выявляет, и никто не обращается за медицинской помощью. Но тяжелые больные есть, в том числе в реанимационных отделениях. Понятно, что сейчас фокус внимания медиков немного другой, он сместился на военные действия.

Ковида стало меньше, но ковид есть. Я знаю об этом даже из своего окружения – есть случаи, когда болеют семьями. Поэтому никуда он не делся.

Особенно серьезная ситуация с заболеваемостью в тех местах, где в одном замкнутом помещении одновременно находится большое количество переселенцев. Например, люди, которые выезжают за границу и пребывают в лагерях, в кампусах. Плюс там недостаточно больниц.

Что вы скажете о новых штаммах COVID -19 ? Последний, который мы помним, – Омикрон. Или сейчас некогда заниматься определением штаммов?

– Никто сейчас не занимается секвенированием. В нашей стране и до войны это было проблемой.

Знаю, раньше вы часто ездили по регионам, были в курсе ситуации с заполненностью коек.

– Мы и сейчас ездим. Только что вернулся из Ирпеня и Бучи. Работали там.

Есть случаи коронавируса, но единичные, если мы говорим о регионах, особенно западных. Потому что люди не обращаются. Выявление новых случаев заболевания на сегодняшний день практически остановилось.

Вы упомянули Бучу и Ирпень, что там сейчас?

– Я не буду это комментировать.

Просто скажите, работают ли там больницы?

– Не могу комментировать.

Появилась информация о том, что частично возобновилась вакцинация…

– Есть огромное количество вопросов, с которыми я не согласен. Я не согласен, как себя кто-то ведет. Но, наверное, сейчас неправильно говорить об этом, чтобы не вводить никого в ступор и не вносить разногласия в обществе.

Просто скажите, кому вы рекомендуете сегодня пройти вакцинацию, если такая возможность появится и какая-то мобильная бригада приедет в тот или иной регион?

– Людям, которые не прошли полный курс вакцинации, как минимум, две дозы, или если после второй дозы прошло полгода и больше, я рекомендую сделать прививку.

Обращаю внимание на то, что для тех, кто прошел полный курс вакцинации, наше государство увеличило срок действия сертификата вакцинации до полутора лет. Прокомментирую это после войны.

Последний вопрос о большом скоплении людей, беженцев, о которых вы упомянули. Иногда в одном помещении вынуждены жить десятки людей, но все-таки они обеспечены общим душем, туалетом. Могут ли такие места представлять эпидемическую опасность – не только с точки зрения заражения коронавирусом?

– Всегда там, где есть большое количество людей, возникают угрозы. Мы знаем о вспышках кишечных заболеваний. Это не только в лагерях для беженцев, но и в гостиницах, в санаториях и так далее.

Когда люди пользуются одним душем, есть проблема распространения грибковых заболеваний. Поэтому не нужно забывать о различных инфекционных рисках. Конечно же, и наш Центр по контролю заболеваемости должен, в том числе, не проверять, а готовить, помогать с мероприятиями инфекционной безопасности, инфекционного контроля.

То есть проводить обеззараживание тех же общих ванн?

– Да, конечно. Но это в любом случае должен обеспечивать любой собственник или любой организатор. Это неотъемлемое условие пребывания людей в одном помещении.