Инфекционист Петров: обезьянья оспа может быть биологическим оружием. Что делать украинцам? Интервью

Инфекционист Петров: обезьянья оспа может быть биологическим оружием. Что делать украинцам? Интервью

Вирус обезьяньей оспы вплотную приблизился к границе Украины и может пересечь ее в любой момент. На всех вокзалах необходимо установить санитарные барьеры, чтобы контролировать всех прибывающих в Украину с территорий, где вирус уже обнаружен. У украинской медицины нет протоколов лечения обезьяньей оспы, но она сможет помочь больным симптоматически.

Не исключено, что вирус обезьяньей оспы имеет искусственное происхождение и является биологическим оружием. Украине срочно необходимо хотя бы небольшое количество вакцин, чтобы защитить людей, обеспечивающих деятельность критической инфраструктуры.

Об этом в эксклюзивном интервью OBOZREVATEL рассказал врач-инфекционист, кандидат медицинских наук Виктор Петров.

В Польше и Румынии уже зафиксированы случаи обезьяньей оспы. Она уже находится очень близко к нам. Если обезьянья оспа попадет в Украину, будет ли нам чем ее лечить?

Видео дня

– Дело в том, что население бывшего Советского Союза имело перекрестный иммунитет, потому что возбудитель вируса очень похож на третий тип герпеса. Поэтому некоторые наши граждане имеют характерный знак на руке, свидетельствующий о вакцинации от натуральной оспы.

Тем людям, которые получили вакцину от натуральной оспы, нечего бояться обезьяньей оспы. Людям, переболевшим оспой коров, также – за счет перекрестного иммунитета.

Натуральная оспа была побеждена методом вакцинации очень давно. Последний случай был зафиксирован в 1978 году в Великобритании. Против нее перестали производить вакцину и прививаться.

Вирус обезьяньей оспы очень похож на вирус коровьей оспы, на ветряную оспу и натуральную оспу. Поэтому между натуральной оспой и оспой обезьян можно поставить знак равенства. И они очень близки к биологическому оружию и так называемым биологическим агентам, которые могут так или иначе влиять на биологическую безопасность государств, обществ, армий и т.п.

Обезьянья оспа может быть биологическим оружием, вы допускаете, что она могла иметь искусственное происхождение?

– Я допускаю. Если говорить о происхождении, то никто не может гарантировать, что это не биологическое оружие. Но мы должны понимать, что это заболевание с 2000-х годов регистрировалось. Мы можем говорить о нескольких тысячах случаев, которые были в Африке, начиная с 2016 года, заканчивая 2020 годом. Последний случай был осенью 2020 года в Конго. К слову, летальность там была невысокая, до 5%. Потому что развитые страны оказали гуманитарную помощь и очень хорошо сработали.

Если говорить о предыдущих годах, то летальность была гораздо выше. К примеру, в 70-х годах в том же Конго летальность достигала 80%. Но если мы говорим об оспе, возникшей в Дании в 1958 году и в Сингапуре в 1960 году, то там летальность была менее 50%. Поэтому мы можем заключить, что оспа может лечиться.

Но эта болезнь имеет очень много особенностей. Например, в Африке почти 20% населения ВИЧ-инфицированы, у них есть иммунодефицит. Они не принимают специфическую терапию. И почти все умершие от оспы люди были ВИЧ-положительными. Они просто не смогли спастись в связи с тем, что ни лекарства не возымели действия, ни иммунитет не справился.

Обезьяний вирус мог быть создан искусственно.

Умеют ли уже в Украине лечить обезьянью оспу?

– Если говорить об опыте лечения обезьяньей оспы, то, к сожалению, у врачей-инфекционистов такого опыта почти нет. Самые сильные центры по изучению оспы были сформированы в Дании и Сингапуре.

Насколько тяжело лечить оспу?

– Для лечения используются препараты на основе Метисазона или Тековиримата. Эти два препарата являются наиболее действенными. Но, к сожалению, они доступны только развитым странам. Кроме того, очень важен вопрос времени. Если лечение назначено после пятого дня болезни, спасти человека обычно не могут, поскольку заболевание вызывает поражение внутренних органов.

Готова ли Украина к вспышке обезьяньей оспы?

– Украина к вспышке не готова. У Украины нет специалистов, которые умеют это лечить. Несмотря на то, что я врач-инфекционист, у меня практика и кандидатская диссертация, у меня нет опыта лечения обезьяньей оспы. А специалисты, умевшие лечить натуральную оспу, к сожалению, уже отошли в историю.

Поэтому если, не дай бог, в Украине будут заражения и их будет очень много, то мы не будем готовы к этому. У нас нет ни диагностической базы, ни препаратов. К сожалению, в Институте инфекционных заболеваний у нас нет даже этого штамма, на основе которого можно выработать вакцину.

На сегодняшний день технологией производства таких вакцин владеют Китай, Дания, страны Бенилюкса, Соединенные Штаты и Россия. У них есть штаммы вирусов, из которых можно сделать вакцину. Эти вакцины продаются, но отсутствуют в свободном доступе. Их закупают правительства государств и формируют так называемый стратегический запас на случай, если произойдет тотальное заражение.

Если будет тотальное заражение, это будет выглядеть как вспышка ветряной оспы, ветрянки. Но летальность будет не 1%. В Украине она, скорее всего, будет от 5 до 25%.

Итак, какой у нас есть выход?

– Необходимо немедленно провести стажировку для врачей, они должны уметь выявлять ее. Если больных научатся выявлять, тогда их можно будет изолировать в инфекционных больницах. У нас есть опыт ковида, поэтому мы уже научились соблюдать режим. Таким образом мы сможем приостановить распространение вируса.

Нам нужно ввести санитарные барьеры – в аэропортах, если бы они работали, и на вокзалах. Мы должны санитарно контролировать тех людей, которые въезжают к нам из тех регионов, которые могут быть поражены.

На санитарных барьерах должна проводиться термометрия или еще что-нибудь?

– Там должны быть бригады, которые могут оценить состояние людей. Обезьянья и коровья оспа вызывают очень яркую сыпь. Этого человека нельзя ни с кем спутать. Он будет иметь жар, кашель, недомогание и будет весь в высыпаниях.

Для контактных людей требуется карантин на 3 недели, поскольку максимальная продолжительность инкубационного периода может длиться до 21 дня, и в этом проблема, потому что человек может не догадываться о том, что он болен.

Представим: обнаружили случаи заболевания, изолировали больных, но лечить их не умеем, и они просто сидят закрытые в больнице или дома?

– Больные с тяжелыми формами лежат в больнице, в боксированных палатах в инфекционных стационарах, в которые медики проходят через балкон, чтобы исключить распространение вируса воздушным и воздушно-капельным путем. Этим людям будут давать симптоматическое лечение. Мы должны оказывать помощь по мере того, чем мы можем помочь.

Препараты, которые я упомянул, достаточно недешевы, но мы могли бы производить их в Украине. Главное – получить сырье для этого.

Какова подготовка на уровне государства на случай вспышки в стране обезьяньей оспы?

– В Украине есть десять лабораторий особо опасных инфекций, построенных США в 2000-х годах. Они обладают абсолютно всем оборудованием, которое позволяет сделать быструю диагностику. Но необходимо произвести закупку реагентов, чтобы эти лаборатории не были пусты.

Наш министр должен не отсиживаться во Львове, а готовить страну к возможным рискам. Необходима подготовка государственной медицинской структуры. Врачи-педиатры должны уметь отличить эту болезнь от других.

Мы должны просить по всему миру вакцины от обезьяньей оспы, чтобы мы могли защитить хотя бы нашу армию, наших врачей, полицейских и работников критической инфраструктуры. Если мы не начнем действовать сейчас, то эффекта не будет.

Только проверенная информация у нас в Telegram-канале Obozrevatel и в Viber. Не ведитесь на фейки!